Ко Дню бездомных животных

За что убили кошку?

«Моральный прогресс нации можно измерить тем, как эта нация относится к животным», – говорила Махатма Ганди. Согласитесь, не все и не всегда считают своим долгом быть в ответе за тех, кого приручили, поэтому и бродят по улицам никому не нужные, ставшие бездомными собаки и кошки в поисках пропитания.

Всемирный день бездомных животных отмечается в третью субботу августа. Дата эта появилась в календаре по инициативе Международного общества прав животных и считается не праздником, а поводом обратиться к проблеме бездомных животных, рассказать максимальному количеству людей об их трагической судьбе.

Рассказ, который мы публикуем, принадлежит перу Элеоноры БЕЛЕВСКОЙ. Она известна как член Творческого союза художников России, Международного художественного фонда, творческих объединений «Ирида», «Колесо» и федерации «Акваживопись», писатель. Приезжает отдыхать и черпать вдохновение в наш район, в деревню Чернево. В августе прошлого года один из моментов деревенской жизни стал основой сюжета рассказа.


Все началось с того, что соседская кошка облюбовала мой чердак для рождения и выхаживания котят. Узнала я об этом от ее хозяйки. «У Вас на чердаке окотилась моя кошка», – сообщила мне она и потребовала выдачи котят.

Я обшарила все углы чердака, но кошки с котятами не обнаружила. Сказала об этом бабульке, но она не поверила. Между тем, кошка проявилась. Сначала на участке, а потом и в доме. Была она серенькая, невзрачная с большим животом. Она еще только готовилась произвести потомство и искала для этого безопасное место. На чердак она попадала через какую-то тайную лазейку – мне так и не удалось отследить этот процесс.

В доме появилась она как «бог с машины». Прыгнула с потолка из неведомой дыры на холодильник. Завидев меня, перелетела через все сени в дыру над дверью кладовки и скрылась там в тайниках чердака. Я чуть не задохнулась от неожиданности – вот это прыжок, да еще с таким животом! На мировой рекорд потянет.

Кошка быстро поняла, что опасности для нее я не представляю, а пользу могу принести, и стала тереться о мои ноги. У нее оказалась милая выразительная мордочка и удивительно проникновенный кроткий взгляд. Она была к тому же деликатна. Никуда, кроме кухни, не лезла и не оставляла следов своего пребывания.

Я не могла отказать голодной беременной кошке в мисочке молочка. Тем более, что за год до этого круто пресекала попытки другой кошки в таком же положении найти приют в моем доме. Разноцветная кошка, по поверьям приносящая счастье, с улыбчивой мордочкой висела на моем окне, стучала лапой в стекло. А я скрепя сердце сбрасывала ее с подоконника, боясь осложнений с моей собственной кошкой, которую тогда брала с собой на дачу. Потом я узнала от ее хозяйки, что кошка «уничтожена». Попал под машину и был добит и прибившийся ко мне кот, не пожелавший переезжать на другой конец деревни с этими хозяевами. Осталось какое-то ощущение вины перед кошачьим миром.

Между тем бабулька громогласно обвиняла меня в переманивании ее кошки, ругалась. И я перестала кормить мою незваную гостью. Однако кошка не уходила. Более того, она стала кормить меня. Приносила мышей и выкладывала их передо мной, словно приглашая отведать. Видя, что такая трапеза мне не подходит, уносила ее и съедала.

Наконец, Муся – так звали кошку – разрешилась от бремени, сразу значительно похудев. Пару дней она не появлялась, потом спрыгнула с потолка и вопрошающе посмотрела на меня, быстро опустошила миску и прыгнула к своим котятам.

Я опять обшарила весь чердак, но котят не нашла. Видно, кошка знала устройство моего дома гораздо лучше меня и не строила иллюзий относительно человеческой породы.

Мне приходилось покупать корм для кошки тайком от ее хозяйки, чтобы не слышать брань и угрозы в мой и муськин адрес.

Ведь обычное дело, когда кошки, спасая своих детей от неминуемого уничтожения, уходят от хозяев, поселяются в чужих домах, прячут котят. Не у всех еще истреблен материнский инстинкт. Я однажды видела, как кошка бросилась на хозяйку, пытавшуюся утопить в реке ее котенка.

И часто дачники подкармливают деревенских собак и кошек. В деревне, как правило, относятся к этому спокойно. А тут – такая оголтелая ревность – ревность без любви. И добро была бы у бабульки одна единственная кошка, а то ведь несколько. И прокормить их всех , видно, не получается. А животным каково терпеть гневливый характер хозяйки? Известно, как трудно кошке навязать свою волю. Ей, правда, тоже в конце концов деться некуда.

Каждое лето беременная кошка заблаговременно поселялась у меня на чердаке, рожала и выхаживала там котят , а с наступлением холодов приводила подросшее потомство к своей хозяйке, которая его уничтожала.

А на мою голову сыпалась брань и угрозы.

Но однажды Муська, видно, не успела запрыгнуть на чердак. Котята появились в кладовке в коробке с разной хозяйственной мелочью – почти все рыжие и в огромном количестве. Умиротворенная кошка лежала вся облепленная крошечными сосущими существами. Это было так трогательно, что даже суровая родственница хозяйки не сразу погрузила в корзину кошку с котятами, а стала ласково уговаривать ее. В следующий приезд я узнала у автолавки развязку. Котят, как водится, закопали в землю.

– Одного я ей оставила,– с гордостью поведала бабулька. – Только вот нечаянно наступила на него и тоже завалила.

Больше кошка не допускала такой оплошности и рожала в засекреченном месте, куда и руку просунуть невозможно. Терпела ради детей и холод и голод. Героическая была мать, не в пример бросающим своих детей женщинам.

Была..., потому что ее уже нет. Пала жертвой своих материнских чувств.

В этом году я приехала в деревню поздно, к концу лета. На пороге меня встретила Муська. Она уже поселилась у меня на чердаке. Ее хозяйка на этот раз на меня не ругалась. Но сосед рассказал, что у него был с ней скандал у автолавки. Бабулька разразилась руганью за то, что он бросил голодной кошке сосиску. Потом он слышал, как одна «крутая» сельчанка подбивала бабульку убить кошку.

А потом Муська исчезла. Может, окотилась на чердаке и сидит с котятами, думала я. Но проходили дни, а кошка не появлялась. Я почувствовала недоброе, увидев расстроенную хозяйку у машины.

Спросила.

– В подвале сидит, нечего ей шляться, – ответила бабулька.

Я была рада поверить, но сомнения не покидали: разве удержишь кошку в подвале, не говоря уже о жестокости такого заточения для беременной кошки.

В следующий раз спросила напрямую: убили?

– Убила. А что тебе оставлять? Хватит уже о кошках.

Тут уж я не смогла сдержаться… А бабулька молча выслушала мою брань. Ничего не сказала и «подстрекательница», присутствовавшая при этом.

Потом мне было мучительно жаль не только добрую, ласковую Муську, но и ее хозяйку, чем-то неуловимо на нее похожую. Мне казалось, что вместе с ней она убила частицу своей души.

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"