1 октября - Международный день пожилых людей

Девяносто песен знает и до ста обещает прожить

Жизнь прожить не поле перейти. Людям старой закалки всегда есть что вспомнить в кругу внуков, ведь трудностей и испытаний на долю поколения, пережившего Великую Отечественную войну, выпало с лихвой. А особенно страшно, когда несчастья настигают уже беспомощных стариков.

Вера Николаевна Смирнова, девяностосемилетняя жительница деревни Покров, сегодня считает себя счастливой.


«Во как живу!» – говорит она и поднимает вверх большой палец. А ведь девять лет назад старушка попала в беду. У соседки замкнуло проводку, и домик в Ляпине, в котором жила тогда наша собеседница, сгорел подчистую. Каково это на девятом десятке остаться одной на пепелище, не имея ничего за душой? Сумела спасти лишь свою жизнь, и больше ничего: вышла из избы в одной ночной рубашке – вот и всё имущество. Куда пойти? Детей нет…

И всё-таки мир не без добрых людей. Приютила племянница – Антонина Николаевна Алексеева – забрала бабулю к себе в Покров. Так и живут они по сей день все вместе: тётушка, племянница с мужем, да ещё взрослая дочь Антонины Николаевны Елена с трёхгодовалым сынишкой Димой.

Сидим у них в гостях на кухне и расспрашиваем Веру Николаевну о её жизни. Старушка рада вниманию, да и чувствует себя довольно бодро для своих лет, вот только слышит уже плохо, и племянница, уже привычная к общению с ней, «переводит» наши вопросы.

«Петька, Лёнька, Клавдя…», – перечисляет Вера Николаевна своих братьев и сестёр. Детство… А было ли оно у неё? В девять лет дядя Яша, брат отца, отвёз девчушку из Перова в деревню Боровок – сидеть в няньках в чужой семье. Сама ещё ребёнок, она уже присматривала за малышами.

Потом война. Отправили на лесозаготовки, как и многих наших односельчанок. Как обрывки страшного сна: падает сваленная осина, убивает лошадь… А вот Вера с разрубленной ногой добирается до дома из Лесного района. Идут с девчонками пешком, голодные и холодные, заходят в незнакомые избы, просят накормить и пустить переночевать.

С мужем Лёней познакомилась на гулянье. Она жила в Перове, а он – в Скорлядях.

«С тех пор каждый день ко мне он ходил, – рассказывает Вера Николаевна, – дождь ли, снег ли… Всю жизнь прожили с ним. Вот уж он помер, а меня всё не берёт».

Поначалу молодые купили домик в Перове, но свекровь уговорила переехать к ним в Скорляди. «Не повезло Вере Николаевне со свекровью. Невзлюбила она её, – делится племянница. – Как-то рассказывала она нам, что голодная по несколько дней сидела. Свекровь сварит картошки в чугунке и спрячет, ей не даёт. И хлеб прятала от невестки. Нажаловалась мужу и ушла жить домой к маме в Перово».

Муж отправился за ней, пожили сначала у матери Веры Николаевны, а потом всё-таки купили свой домик в Скорлядях, чтоб не зависеть от родителей. Оба трудились на ферме. Держали ульи (даже после смерти мужа наша героиня продолжала держать пчёл три года). Но с родителями мужа так и не удалось найти общего языка. Вера Николаевна к ним с добротой и участием, а они к ней – со злом и упрёками.

Трудно судить о человеке по одной лишь встрече, но сложилось впечатление, что наша долгожительница потому и здравствует по сей день, что по жизни она юмористка и добрая душа. «Девяносто песен знаю, а молитвы ни одной!» – завела она частушку на нашу просьбу вспомнить что-нибудь старинное. Заулыбалась, захлопала в ладоши. «У меня залётка есть – нельзя по улице провесть! Руки-ноги колесом, две сосульки под носом!» – весело так, по-деревенски спела и говорит: «Вы ещё приходите, я ещё вам спою!»

Приходили к Вере Николаевне как-то и студенты-фольклористы с экспедицией, ведь частушки её – наши местные, самый настоящий фольклор.

«Она у нас молодец, – улыбается племянница, – сама себя обслуживает, даже в бане сама моется! Нынче перенесла двустороннее воспаление лёгких, но вот здорова сейчас, как видите…»

С племянницей Вере Николаевне очень повезло. Она работящая, хозяйственная, до пенсии работала на ферме. В хозяйстве – корова, бык, телёнок, куры, гуси, индюки, огород огромный, семь ульев пчёл. Даже лошадь есть, что в наше время – вообще чуть ли не диковина. Всё потому, что сено семья заготавливает вручную, лошадь необходима для перевозок. «У мужа моего, Алексея Ивановича, руки золотые, и не пьёт он, вот и живём хорошо, дружно», – говорит Вера Николаевна.

У Алексеевых четверо взрослых детей. Сын Юрий остался на малой родине, женился, второй сын – пока холостой – в Москве. Обе дочери нашли работу в Твери, а вот Елена сейчас живёт в родительском доме, пока сынок Дима подрастает. У бабули-долгожительницы своя отдельная комната в доме, там она смотрит телевизор, читает (как нам поведала племянница, – без очков!).

Как-то зашёл к Вере Николаевне тогда ещё глава сельской администрации А.В. Гусев поздравить с юбилеем и пошутил: «Ну вот, доживёте до ста – Вас, наверное, сам Путин приедет чествовать!» Словом, бабушка надеется дожить до ста как минимум. И, поплевав через левое плечо, чтоб не сглазить, пожелаем ей этого. За Президента не ручаемся, но мы обязательно её ещё навестим.

М. БЕЛЯКОВА Фото В. ГАШКОВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"